Продолжительность. Охота на Памирского козла в Таджикистане.. 5, viewsK views. Mar 28, Клуб Горных Охотников Охота на Памире, январь По нашему твердому убеждению, именно трофейная охота приводит к тому, Ареал в республике охватывает всю территорию Бадахшана и Памира. Встречается в.
1 охота на козлов на памире
Главная >> Охота на козла

Трое граждан Таджикистана задержаны за незаконную охоту на диких козлов

В основном эти животные обитают на плато Памир на высоте м. Трофейные качества сибирских горных козлов на плато довольно низкие, самец с рогами. республики за незаконную охоту. Браконьера поймали с поличным почти на месте преступления. Туша двухгодовалой самки винторогого козла [ ].

От редакции: Один из стратегических проектов Клуба горных охотников — создание предпосылок для стимуляции воспроизводства горных охотничьих животных. По нашему твердому убеждению, именно трофейная охота приводит к тому, что местное население не только искореняет браконьерство, но и начинает охранять таких животных, создавать условия для увеличения их численности.

С этой целью КГО стремится расширять список «зачетных» животных, предлагая охотникам все новые подвиды, популяции и иные таксоны, и таким образом расширяя географию горных охот. Сегодня мы представляем вниманию читателей материал, обосновывающий существование в Таджикистане двух подвидов сибирского козерога.

Козерог сибирский — Capra sibiriсa. Siberian Ibex англ. Сибирский козерог — один из обычных горных охотничьих видов копытных млекопитающих в Таджикистане, встречаются исключительно в высокогорье от до м н. Ареал в республике охватывает всю территорию Бадахшана и Памира. На южных хребтах в небольших количествах встречается на Хазрати-шох Каратегинском, Вахшском и хребте Актау.

Высота в холке см, длина тела см, масса кг самцы достигают веса кг. Самки значительно меньше самцов. Это самый крупный представитель из рода козлов, крепко сложенный, с толстыми ногами, длинной, заостренной бородой самки бороды лишены.

Оба пола имеют рога. У самок они небольшие и слегка выгнутые назад. У самцов рога крупные и очень эффектные. Передняя поверхность рогов относительно плоская, отчетливо окольцованная бугристыми выростами. Рога сильно саблевидно изогнуты назад до трех четвертей окружности и завершаются довольно узкими концами.

По длине обычно до см зафиксированный рекорд для Таджикистана — см, добыт на Памире в г. Окраска шерсти варьируется в зависимости от региона и времени года, однако преимущественно сохраняется в коричневых тонах.

Летняя шерсть короткая, зимняя — длинная, грубая и ломкая, с гребневидной щеткой вдоль хребта и плотным подшерстком, желтовато-белая, и обычно имеется крупное светлое седловидное пятно, к тому же у самцов могут появиться белые пятна на шее и спине.

Полоса вдоль хребта, хвост и борода — черновато-коричневые. Общественное животное. Самки и детеныши живут в устойчивых стадах от 10 до 20 особей, а самцы образуют довольно большие группы молодых холостяков. Внутри таких стад они устанавливают иерархию с помощью поединков и различных манер поведения.

Старые самцы чаще держатся поодиночке или образуют мелкие группы от 5 до 12 особей. Часто обитают в недоступных местах. Активны главным образом в дневное время и питаются, в основном, травами, но могут объедать кусты и лишайники. Оседлое животное, совершающее миграции лишь на короткие расстояния в поисках пищи и небольшие сезонные миграции.

Открытые, труднодоступные участки гор с крутыми склонами, многочисленными скалами и каменистыми осыпями. Пасутся на альпийских или степных лужайках, отдыхать забираются на ледники и отвесные скалы. Для них характерна необычайная осторожность. Спасает их отличное зрение, тонкий слух и обоняние.

При пастьбе или отдыхе сторожевой козел, забравшись на вершину скалы или огромный камень, предупреждает стадо о малейшей опасности. При опасности скрываются в скалах. В то же время они бывают очень любопытны. Зимой спускаются ниже по склонам, иногда в лесной пояс, в долины горных рек или переходят на малоснежные склоны.

Держатся небольшими стадами — от до голов. Чем лучше состояние популяции, тем крупнее такие стада. В литературе встречаются данные, что количество козлов в стаде может достигать животных зимнее объединение стад. Взрослые самцы часто образуют обособленные группы до голов и живут большую часть года в самых труднодоступных местах, отдельно от самок и молодых.

В теплые летние дни козлы поднимаются с лежек перед рассветом и направляются на пастбища. Жаркие часы дня проводят под навесами скал, на обдуваемых гребнях гор или снежниках, возобновляя пастьбу под вечер. Зимой нередко пасутся почти весь день.

В зависимости от местности и погодных условий гон у сибирских козлов бывает в ноябре или декабре. Продолжительность гона до 20 и более дней. Взрослые самцы в возрасте лет и старше собирают большие гаремы из самок и оберегают их от других самцов, главным образом отгоняя молодых самцов.

Драки между взрослыми самцами редко носят ожесточенный характер. Самки впервые приносят потомство в двух-трехлетнем возрасте. Продолжительность беременности дней. В большинстве мест в конце апреля-мае в некоторых районах — в июне родится один, редко два козленка как исключение — три. Уже с первого дня жизни козлята могут ходить за матерью, но обычно около недели лежат, забившись между камнями или среди кустарников.

Самка кормит козлят молоком до глубокой осени, но поедать траву они начинают в месячном возрасте. Лактация длится до месяцев. Козлята могут следовать за матерью уже в первый день своей жизни. С самкой ходят до рождения новых козлят, а иногда и дольше.

Продолжительность жизни горных козлов в природе лет. В зоопарках живут до лет. Возраст самцов может быть определен путем подсчета поперечных колец на рогах. Главные хищники сибирского козерога — снежные барсы, волки и бурые медведи; молодой козерог может также стать жертвой рысей, лис и беркутов.

Основной враг горных козлов в дикой природе — снежный барс. Добычу он скрадывает, подбираясь из-за камней, затем делает огромные прыжки по шесть и больше метров. Преследуя добычу, барс далеко за своей жертвой не гонится. Нередко он устраивает засаду на скале над тропой и прыгает на жертву сверху.

Можно сказать, что в значительной степени барсы существуют за счет козлов. По мнению зоологов, зимой жертвами барсов становятся чаще старые самцы, ослабевшие за период гона. По подсчетам ученых, на Памире на одного барса приходится 74 особи сибирского козерога. В некоторые годы много козлов погибает от бескормицы во время гололеда, а в многоснежные зимы — от лавин.

Издавна сибирский горный козел служил объектом спортивной и промысловой охоты. Это излюбленный объект охоты для местных жителей Таджикистана в настоящее время и в древности. Об этом можно судить по многочисленным наскальным рисункам в горах Таджикистана. Систематика этого вида крайне запутана.

Ранние источники приводят только три подвида. Сибирский — Capra sibirica sibirica Meyer, характеризуется мелкими размерами, короткими и тонкими рогами, кроме того, укороченными носовыми костями. Окраска светлая. Распространен на Алтае, в Саянах и на севере Монголии.

Алайский — С. Окраска темная. Обитает в большей части Тянь-Шаня и на Памиро-Алае. Киргизский — С. В г. На основании работ целого ряда исследователей сегодня принято выделять четыре подвида Capra sibirica:. Capra sibirica sibirica — Сибирский горный козел, или сибирский козерог.

Ареал: Алтай и Саяны западнее Байкала;. Capra sibirica alaiana — Среднеазиатский горный козел, или среднеазиатский козерог. Capra sibirica sakeen — Ареал: Гималаи, Памир, Гиндукуш и Каракорум в пределах северного Пакистана и северной Индии и прилегающие районы западного Китая;.

Capra sibirica hagenbecki — Гобийский горный козел, или монгольский горный козел. Рога горных козлов активнее всего растут на втором году жизни. В последующие годы рост замедляется. Рост рогов у взрослых самцов в возрасте 9—10 лет замедляется еще сильнее.

Так как развитие рогов и их рост сильно зависят от факторов окружающей среды наличия корма, минералов, погоды. Рога самцов имеют саблевидную или серповидную, дугообразную форму, овальные в разрезе, с двумя заметными ребрами и четко различимой плоской, но ребристой передней поверхностью между ними.

Передняя поверхность покрыта выступающими поперечными ребрами или буграми, расположенными через каждые 3—5 см, от основания и почти до концов рогов. Эти ребра или бугры растут из толстой мозолистой кожи у основания рогов. На сегментах между годовыми кольцами обычно вырастает по два поперечных ребра, реже одно либо три.

Некоторые формы обладают более выступающими ребрами, у других они меньше. Обычно внешний край поперечных бугров у C. Поперечные бугры у C. Форма рогов очень изменчива не только между разными фенотипами, но также и среди самцов из одного того же стада. Изгиб может изменяться от почти прямых рогов до полного полукруга, а расстояние между концами может быть как узким, так и очень широким, с кончиками рогов, направленными либо прямо, либо развернутыми внутрь или наружу.


Смертельный вирус ударил внезапно. В считаные дни рухнула привычная жизнь, исчезли правительства, распались государства, наступил хаос. Вся Восточная Европа превратилась в кладбище. Но умерли не все. И те, кто выжил, позавидовали мертвым. Власть захватили бывшие уголовники.

Бандиты и отморозки надели черную форму и стали — Хозяевами. А все остальные превратились в «тягачей», бесправных рабов, тянущих срок в одной огромной Зоне. А взамен попросил выполнить одно деликатное поручение. И Салман, как его теперь называют, согласился. Тогда он еще не знал, что этот путь будет опасен и непредсказуем, устлан стреляными гильзами и пропитан кровью, а за каждым углом, затаившись, его будет поджидать очередная смертельная угроза….

Из интервью доктора Джона Уилл-Марша, члена экспертной комиссии Центра эпидемиологического надзора за контагиозными геморрагическими лихорадками, для британского национального телевидения в рамках ТВ-проекта «All World Around».

Правда, если речь об Украине, то это лишь данные, обнародованные обществом Красного Креста. Подтверждения этому из компетентных органов здравоохранения нет. Из-за политической нестабильности в стране и ограничивающих полномочия наших миссий действий местных властей мы можем делать выводы из частных наблюдений.

По мнению членов возглавляемой мной исследовательской группы, ситуация давно вышла из-под контроля. Те данные, что звучат из уст медицинских работников в Украине, можно смело удваивать. Да, это так. По-моему, на роль принимающей стороны вызвалась только Россия и, частично, Белоруссия.

Насколько мы осведомлены, большинство членов комиссии посчитали ваше предложение о применении к Украине статуса карантинной зоны неоправданно жестоким. Это так? В отличие от «большинства», я был там и видел происходящее собственными глазами.

Одной лишь эвакуации для страны, в которой десятки тысяч умерших остаются лежать просто на улице и тем самым продолжают выполнять для микробов роль улья, будет недостаточно! Если людей и эвакуируют, то примерно десять миллионов трупов в парках и пустых больницах никуда не денутся. Страны, в которых введен карантин, для начала нужно всецело изолировать.

Границы, пути — все закрыть, расширить приграничные зоны, усилить рубежи вплоть до контроля каждого метра смежной земли. Вирус не должен пройти! Да, я отдаю себе отчет в том, что это может казаться несколько жестоким, но, поверьте, чтобы спасти остальную часть Европы, нужно пойти на такую крайность и временно огородить Украину, Грецию и Турцию, а также ряд африканских стран «высоким забором».

Иного способа нет. Математика тут проста, население Украины до пандемии составляло сорок пять миллионов человек. Таким образом, те люди, которые не попадут под эвакуацию, будут оставлены в зоне карантина на произвол судьбы. А это, даже по грубым подсчетам, не менее десяти — пятнадцати миллионов человек.

Что будет с ними? Что же тогда делать тем, кто останется в изоляции, имея невосприимчивость к вирусу? Будет ли у них надежда на то, что их оттуда заберут? Ненавижу я этот переходной период. Когда и осень уже не осень и до первых утренних заморозков еще дожить надо.

На часах только половина пятого, а на дворе кисло, облачно, туманно. Еще и дождь этот в меланхолию вгоняет. Моросит мелко-мелко, бесполезно как-то, аж зло берет. Уж врезал бы как умеет, чтоб ручьи вдоль тротуара — в прыжок не одолеть, так нет, тошнит, что сквозь тройное сито просеивает.

Впрочем, все ведь как всегда в этот гадкий сезон перевалившей за экватор осени. Когда еще не докучают затяжные ливни и не пронизывает лысую башку колкий ветер, но уже в прошлом теплые октябрьские деньки, а с ними и улицы в желто-оранжевом пожаре. Такая погода не портит планы.

Она, как говорится, так и шепчет. Прямо на ухо: идеально подходящее время, чтоб нажраться водки и приставить себе ствол к виску. Я обкурил себя сигаретным дымом подобно племенному шаману, пока увлеченно складывал обратно разобранный АКСУ.

С сигаретами был напряг, но кислая погода вгоняла в какую-то совершенно несвойственную мне депрессию. Таки старею, наверное. Курево от этого всего спасало кое-как, дым дарил лишь кратковременное ощущение действительности. Но стоило отсыревшей сигарете дотлеть до фильтра, я сваливался в пучину воспоминаний, нереализованных планов и ошибок, что выпали на тернистом жизненном пути.

Хуже этого, наверное, может быть разве что болезнь Альцгеймера. Если б интенсивность или громкость стука определяли намерения пришедшего. Появление всякого человека на пороге — сам по себе плохой признак. Времена, когда кто-то к кому-то ходил в гости на чай, навсегда канули в Лету.

Не выпуская из зубов сигарету, беру за ремень собранный автомат и спускаюсь. Гадаю, кто бы мог быть: для «догов» слишком мягко стучали, и они сначала пробуют за ручку, а потом стучат; для соседа — Васи-чеченца, слишком тихо. Тот уж как долбит, так все в округе знают, что он сигарету стрельнуть пришел.

Глухой он, да еще и контуженный слегка. Так что… попрошайки разве, они часто тут сквозят. Тихо, дабы не подвели половицы, подхожу к окну гостиной, выглядываю. Стоят на пороге трое, шеи втянули, на ногах переминаются, бошками по сторонам вертят.

Один седой и тощий, как глист, лет пятидесяти, двое остальных помоложе. Обычные тягачи, как и я. С тем, что ближе остальных к двери, хорошо знаком: было дело, вскрывали квартиры вместе. Свои… Клацнув замком, открываю. Сначала в щель осматриваю лица, потом по одежке — на предмет спрятанных за пазухой огненных палок.

У седого сбоку как-то нахлобучилось, как пить дать обрез под пафой. Но не для меня заготовлен, не для того пришли, да и, достанет он пока обрез свой, я их всех троих к предкам отправлю. Автомат с намеком ставлю на пол, у двери, и выхожу на порог.

Они понимают — внутрь я их не приглашу, не принято нонче чужих под кров пускать. Даже если среди них «свой». Ряба — парень лет двадцати пяти, криво подстриженный наверняка старой ручной армейской машинкой , с вечно настороженным лицом и отчего-то разными по величине и степени выпуклости глазами, — выделился из группы.

Носом шмыгнул, воровато оглядел соседние дома. Мы тут вот о чем соображаем. Зима впереди, не хочется, как в прошлом году, снег жрать. Решать чой-то надо. Не хочешь влиться в ряды каперов? Он сразу пошел ва-банк, и мы оба это понимали. Откажусь если, стану нежелательным свидетелем их плана.

А, понимаете ли, это не бизнес-план открытия пельменной. Тут другие расклады, посвящать в которые посторонних в наше время… ну по меньшей мере рискованно. Мы же с ним не друзья, так, коллеги по цеху, как и другие десять-пятнадцать тысяч коллег по всей Виннице.

А другой такой «коллега» запросто дубинкой тебе башку раскроит, подождав пока ты с «дела» вернешься. И ни один нерв на его роже не дрогнет. Ряба же отлично обо всем этом знает, мысленно все варианты просчитывает, по вытаращенному глазу вижу.

Вона Демьяныч, — подкупая меня дальше, кивнул Ряба на седого, — вчера разгружать помогал, мешков двадцать, говорит, селяне муки притаранили. Или на рожок пятаков. Озверели вообще, Салман. Завтра барыжить начнут. А нам бы хоть по мешочку на рыло, уже было бы спокойнее, на зиму глядя.

Подтянулся третий, с обритой наголо, как и у меня, башкой. Брить он начал, правда, недавно — опыта маловато и лезвия тупые. Вона борозды какие на черепушке оставил. Неумелый ежели, лучше ножницами стриги, а то занесешь хрень этими порезами — в больницу же не побежишь, верно?

Я-то с десяти лет лезвием по башке скоблю, без зеркала справляюсь. Встал он рядом с Рябой. Куртки на плечах одинаково мокрые, на лицах лоснятся мелкие дождевые капельки. Тема одна: сивухи нахлебаются или травы пару колпаков выдуют, всю ночь на гитаре бренчат и анекдоты травят.

Охота в Таджикистане, февраль 2021.

Поделиться:

Leave a Reply