Мы в Республике Алтай вводим мораторий на добычу сибирского горного козла сроком на три года. Это значит, что на всей территории региона охота. Открытие сезона происходит в августе на самую желаемую добычу: медведя, марала, лося, косулю. В этот период вполне можно взять трофей, после чего вам захочется. Продолжительность.
1 охота на козла в алтае
Главная >> Охота на козла

Информацию об охоте на козерога проверяют в Горном Алтае

 · Мы в Республике Алтай вводим мораторий на добычу сибирского горного козла сроком на три года. Это значит, что на всей территории региона охота на козерога будет запрещена", - говорится в сообщении.  · в республиканском мвд рассказали, что 10 октября летняя жительница москвы с друзьями прилетела на алтай для трофейной охоты. 14 октября группа охотников осуществляла промысел в урочище.

ТАСС, 1 декабря. Власти Республики Алтай приняли решение о введении трехлетнего моратория на добычу козерога после скандальной истории с трофейной охотой москвички в октябре текущего года, сообщил в среду ТАСС пресс-секретарь правительства региона Михаил Максимов.

С инициативой введения моратория на добычу козерогов на Алтае выступили Всемирный фонд дикой природы WWF и глава Республики Алтай Олег Хорохордин после скандальной публикации в Instagram с трофейной охоты на Алтае девушки-блогера из Москвы. Публикация с фотографиями убитого козерога спровоцировала волну критики со стороны местных жителей, поскольку у коренных алтайцев животное считается священным.

После этого в регионе организовали опросы населения о возможности введения моратория на добычу козерога, являющегося пищей краснокнижного снежного барса. Большинство опрошенных поддерживают введение моратория. Свое мнение также высказали эксперты и депутаты разных уровней.

Для восстановления популяции козерога считаю необходимым немедленно ввести ограничения на его добычу. Сегодня по итогам всех обсуждений и консультаций такое решение принято. Мы в Республике Алтай вводим мораторий на добычу сибирского горного козла сроком на три года.

Это значит, что на всей территории региона охота на козерога будет запрещена", - сказал Хорохордин на совещании в правительстве республики, посвященном этому вопросу. По его словам, в период моратория будут проводиться полномасштабные учеты численности особей с ежегодной оценкой динамики изменения популяции для принятия дальнейших решений.

В свою очередь, в WWF рассчитывают, что принятый мораторий и увеличение штата охотинспекторов позволят восстановить численность козерога в республике. Она уточнила, что WWF также надеется на следующий шаг властей - увеличение штата охотинспекторов.

По ее словам, без сохранения козерогов в регионе невозможна охрана редчайшей кошки на планете - ирбиса, который питается горными козлами. По данным властей, численность этих животных на Алтае продолжает снижаться: с года она снизилась более чем в два раза - до 3 тыс. В регионе имеют место случаи как браконьерской охоты на козерога, так и многократного использования охотугодьями и жителями одной и той же лицензии для нескольких особей.

При этом козерог является основной добычей снежного барса и во многом именно от численности козерога зависит сохранение уникального хищника, занесенного в Красную книгу. Сибирский горный козел козерог - один из самых крупных представителей рода горных козлов.

С года число квот на его добычу сократилось более чем в 2,5 раза. Власти Алтая решили ввести мораторий на добычу козерога после скандальной охоты. У коренных алтайцев животное считается священным. Государственным комитетом Российской Федерации по печати.

Отдельные публикации могут содержать информацию, не предназначенную для пользователей до 16 лет. Приложение для iOS. Об агентстве. Рекламные продукты. Правила цитирования. Контактная информация. Реклама на ТАСС.


Смертельный вирус ударил внезапно. В считаные дни рухнула привычная жизнь, исчезли правительства, распались государства, наступил хаос. Вся Восточная Европа превратилась в кладбище. Но умерли не все. И те, кто выжил, позавидовали мертвым. Власть захватили бывшие уголовники.

Бандиты и отморозки надели черную форму и стали — Хозяевами. А все остальные превратились в «тягачей», бесправных рабов, тянущих срок в одной огромной Зоне. А взамен попросил выполнить одно деликатное поручение. И Салман, как его теперь называют, согласился.

Тогда он еще не знал, что этот путь будет опасен и непредсказуем, устлан стреляными гильзами и пропитан кровью, а за каждым углом, затаившись, его будет поджидать очередная смертельная угроза…. Из интервью доктора Джона Уилл-Марша, члена экспертной комиссии Центра эпидемиологического надзора за контагиозными геморрагическими лихорадками, для британского национального телевидения в рамках ТВ-проекта «All World Around».

Правда, если речь об Украине, то это лишь данные, обнародованные обществом Красного Креста. Подтверждения этому из компетентных органов здравоохранения нет. Из-за политической нестабильности в стране и ограничивающих полномочия наших миссий действий местных властей мы можем делать выводы из частных наблюдений.

По мнению членов возглавляемой мной исследовательской группы, ситуация давно вышла из-под контроля. Те данные, что звучат из уст медицинских работников в Украине, можно смело удваивать. Да, это так. По-моему, на роль принимающей стороны вызвалась только Россия и, частично, Белоруссия. Насколько мы осведомлены, большинство членов комиссии посчитали ваше предложение о применении к Украине статуса карантинной зоны неоправданно жестоким.

Это так? В отличие от «большинства», я был там и видел происходящее собственными глазами. Одной лишь эвакуации для страны, в которой десятки тысяч умерших остаются лежать просто на улице и тем самым продолжают выполнять для микробов роль улья, будет недостаточно!

Если людей и эвакуируют, то примерно десять миллионов трупов в парках и пустых больницах никуда не денутся. Страны, в которых введен карантин, для начала нужно всецело изолировать. Границы, пути — все закрыть, расширить приграничные зоны, усилить рубежи вплоть до контроля каждого метра смежной земли.

Вирус не должен пройти! Да, я отдаю себе отчет в том, что это может казаться несколько жестоким, но, поверьте, чтобы спасти остальную часть Европы, нужно пойти на такую крайность и временно огородить Украину, Грецию и Турцию, а также ряд африканских стран «высоким забором».

Иного способа нет. Математика тут проста, население Украины до пандемии составляло сорок пять миллионов человек. Таким образом, те люди, которые не попадут под эвакуацию, будут оставлены в зоне карантина на произвол судьбы. А это, даже по грубым подсчетам, не менее десяти — пятнадцати миллионов человек.

Что будет с ними? Что же тогда делать тем, кто останется в изоляции, имея невосприимчивость к вирусу? Будет ли у них надежда на то, что их оттуда заберут? Ненавижу я этот переходной период. Когда и осень уже не осень и до первых утренних заморозков еще дожить надо. На часах только половина пятого, а на дворе кисло, облачно, туманно.

Еще и дождь этот в меланхолию вгоняет. Моросит мелко-мелко, бесполезно как-то, аж зло берет. Уж врезал бы как умеет, чтоб ручьи вдоль тротуара — в прыжок не одолеть, так нет, тошнит, что сквозь тройное сито просеивает. Впрочем, все ведь как всегда в этот гадкий сезон перевалившей за экватор осени.

Когда еще не докучают затяжные ливни и не пронизывает лысую башку колкий ветер, но уже в прошлом теплые октябрьские деньки, а с ними и улицы в желто-оранжевом пожаре. Такая погода не портит планы. Она, как говорится, так и шепчет. Прямо на ухо: идеально подходящее время, чтоб нажраться водки и приставить себе ствол к виску.

Я обкурил себя сигаретным дымом подобно племенному шаману, пока увлеченно складывал обратно разобранный АКСУ. С сигаретами был напряг, но кислая погода вгоняла в какую-то совершенно несвойственную мне депрессию. Таки старею, наверное. Курево от этого всего спасало кое-как, дым дарил лишь кратковременное ощущение действительности.

Но стоило отсыревшей сигарете дотлеть до фильтра, я сваливался в пучину воспоминаний, нереализованных планов и ошибок, что выпали на тернистом жизненном пути. Хуже этого, наверное, может быть разве что болезнь Альцгеймера. Если б интенсивность или громкость стука определяли намерения пришедшего.

Появление всякого человека на пороге — сам по себе плохой признак. Времена, когда кто-то к кому-то ходил в гости на чай, навсегда канули в Лету. Не выпуская из зубов сигарету, беру за ремень собранный автомат и спускаюсь. Гадаю, кто бы мог быть: для «догов» слишком мягко стучали, и они сначала пробуют за ручку, а потом стучат; для соседа — Васи-чеченца, слишком тихо.

Тот уж как долбит, так все в округе знают, что он сигарету стрельнуть пришел. Глухой он, да еще и контуженный слегка. Так что… попрошайки разве, они часто тут сквозят. Тихо, дабы не подвели половицы, подхожу к окну гостиной, выглядываю.

Стоят на пороге трое, шеи втянули, на ногах переминаются, бошками по сторонам вертят. Один седой и тощий, как глист, лет пятидесяти, двое остальных помоложе. Обычные тягачи, как и я. С тем, что ближе остальных к двери, хорошо знаком: было дело, вскрывали квартиры вместе.

Свои… Клацнув замком, открываю. Сначала в щель осматриваю лица, потом по одежке — на предмет спрятанных за пазухой огненных палок. У седого сбоку как-то нахлобучилось, как пить дать обрез под пафой. Но не для меня заготовлен, не для того пришли, да и, достанет он пока обрез свой, я их всех троих к предкам отправлю.

Автомат с намеком ставлю на пол, у двери, и выхожу на порог. Они понимают — внутрь я их не приглашу, не принято нонче чужих под кров пускать. Даже если среди них «свой». Ряба — парень лет двадцати пяти, криво подстриженный наверняка старой ручной армейской машинкой , с вечно настороженным лицом и отчего-то разными по величине и степени выпуклости глазами, — выделился из группы.

Носом шмыгнул, воровато оглядел соседние дома. Мы тут вот о чем соображаем. Зима впереди, не хочется, как в прошлом году, снег жрать. Решать чой-то надо. Не хочешь влиться в ряды каперов? Он сразу пошел ва-банк, и мы оба это понимали.

Откажусь если, стану нежелательным свидетелем их плана. А, понимаете ли, это не бизнес-план открытия пельменной. Тут другие расклады, посвящать в которые посторонних в наше время… ну по меньшей мере рискованно. Мы же с ним не друзья, так, коллеги по цеху, как и другие десять-пятнадцать тысяч коллег по всей Виннице.

А другой такой «коллега» запросто дубинкой тебе башку раскроит, подождав пока ты с «дела» вернешься. И ни один нерв на его роже не дрогнет. Ряба же отлично обо всем этом знает, мысленно все варианты просчитывает, по вытаращенному глазу вижу. Вона Демьяныч, — подкупая меня дальше, кивнул Ряба на седого, — вчера разгружать помогал, мешков двадцать, говорит, селяне муки притаранили.

Или на рожок пятаков. Озверели вообще, Салман. Завтра барыжить начнут. А нам бы хоть по мешочку на рыло, уже было бы спокойнее, на зиму глядя. Подтянулся третий, с обритой наголо, как и у меня, башкой. Брить он начал, правда, недавно — опыта маловато и лезвия тупые. Вона борозды какие на черепушке оставил.

Неумелый ежели, лучше ножницами стриги, а то занесешь хрень этими порезами — в больницу же не побежишь, верно? Я-то с десяти лет лезвием по башке скоблю, без зеркала справляюсь. Встал он рядом с Рябой. Куртки на плечах одинаково мокрые, на лицах лоснятся мелкие дождевые капельки.

Тема одна: сивухи нахлебаются или травы пару колпаков выдуют, всю ночь на гитаре бренчат и анекдоты травят.

Добыть КОЗЕРОГА и не погибнуть. Опасная горная охота.

Поделиться:

Leave a Reply